«Прессинг на "Медиа-Полесье" пришёл с ковидом»
Светлана Гарда, главный редактор «Медиа-Полесья»
«Прессинг на "Медиа-Полесье" пришёл с ковидом»
Светлана Гарда, главный редактор «Медиа-Полесья»
«Медиа-Полесье» – издание, которое пишет для трёх беларусских городов: Столина, Лунинца и Пинска. Главный редактор Светлана Гарда рассказала, с чем пришлось столкнуться редакции, удалось ли сохранить команду и как издание будет работать дальше.
Как всё начиналось
Наш сайт запустился 1 июня 2012 года. До этого я работала в еженедельнике «Информ-прогулка». Пришёл момент, и я ощутила нехватку скорости – информация быстро устаревала. Решила создать свой ресурс: нарисовала эскиз сайта, структуру. Отдала дизайнеру, и процесс пошёл.

Сайт полюбили, аудитория росла, команда развивалась. За девять лет работы у проекта были два больших ребрендинга. Думаю, предстоят и другие. Во всяком случае, мы стремимся соответствовать веяниям современности.

Прессинг на «Медиа-Полесье» пришёл с ковидом. 6 апреля 2020-го мы получили предупреждение Министерства информации, из которого узнали, что мы, оказывается, являемся сетевым СМИ. До этого мы подавали документы в течение восьми месяцев, но ведомство постоянно находило отговорки, статус СМИ нам не давали.

Поводом для предупреждения стала статья о коронавирусе, в которой мы написали, что пациент умер в больнице. Об этом рассказала медсестра из отделения реанимации, где человек находился, и его бывшие коллеги. Официальных комментариев добиться не удалось.

Мужчина, к счастью, выкарабкался, хотя, как он рассказывал, слышал, что реаниматологи говорили: «Прости, не можем тебе помочь». Потом этот человек благодарил нас за публикацию, поскольку его экстренно отправили в областную больницу. В это же время была госпитализирована его жена, директор крупного супермаркета. В Лунинце ей не оказали должной медицинской помощи, и женщина была вынуждена обратиться в столичную клинику, где COVID-19 подтвердили. Это был первый случай болезни в нашем городе. Женщина дала нам интервью, в котором рассказала, как развивалась болезнь, как их с мужем не принимали на лечение… И, полагаю, именно эти откровения послужили поводом начатого в отношении сайта преследования.

Нас осудили, признали виновными в «угрозе национальной безопасности страны». Считаю, на нашем примере остальным СМИ хотели показать, что COVID-19 в стране нет.
«Судилище» происходило как раз в то время, когда, как мы подозреваем, от последствий коронавируса умер наш сотрудник, 46-летний Василий Мацкевич. Ещё вечером мы разговаривали, ночью его забрала «скорая», а утром Василия не стало. В диагнозе, разумеется, ковид не был указан: пневмония на фоне сопутствующих заболеваний.

Затем был суд за статью об экс-кандидате в президенты Светлане Тихановской. Она родом из Микашевичей Лунинецкого района. Корреспонденту о Светлане рассказали те, кто хорошо её знал: соседи, одноклассники, учителя. Получилась душевная, искренняя публикация.

Но после выхода статьи одна учительница написала заявление в милицию: потребовала опровергнуть информацию, мол, не она сказала, что Светлана Тихановская пошла за мужем как декабристка. Это стало новым поводом для суда.

Третий раз нас судили за рерайт статьи с Радио «Свобода» о приговорах, вынесенных в отношении участников акций протеста в Пинске. В Брест, где проходили судебные слушания, мы поехать не могли, но информация была важной для региона, поэтому перепечатали её. Это стоило нам штрафа в размере 199 базовых величин из 200 возможных.

По итогам трёх судов в общей сумме мы заплатили 15 161 рубль.
«Негатив вызвала наклейка с изображением Кастуся Калиновского»
8 июля этого года прошёл обыск у меня дома, у двух ключевых сотрудников и в офисе редакции. В это время я как раз уехала на две недели в отпуск. Мужа забрали прямо с работы, в доме перевернули всё вверх дном, изъяли технику, старый телефон, флешки. В комнате сына в шкатулке лежали польские значки, и на этот счёт было много вопросов: бело-красное всё же! Негатив вызвала хранившаяся там же наклейка с изображением Кастуся Калиновского.

В офисе, куда доставили бухгалтера с ключами, из компьютера не могли выкрутить жёсткий диск. Поэтому забрали системный блок и монитор заодно, флешки из фотоаппаратов и даже старые диктофоны.

Примечательно, что офис размещался в здании через дорогу от КГБ, прямо окна в окна. И всегда мы встречались на улице с сотрудниками. Особенно вежливым казался начальник: «Здравствуйте, Светлана Анатольевна» – так он всегда здоровался со мной.

Больше всего сожалею об изъятых дисках и флешках. На них столько личных архивов. Всё собиралась «перебросить» их на съёмный диск… Мерзко, когда люди, подозревающие тебя в терроризме, смотрят твои личные фотографии, историю твоей жизни, семьи. Ведь когда мы чаще всего делаем фото? В лучшие моменты. С друзьями, коллегами. С родителями, которых уже нет. И теперь то, что так мне дорого, непонятно в чьих руках.
«Четыре месяца вне дома»
В начале сентября сайт «Медиа-Полесья» заблокировали. Брестская областная прокуратура опубликовала по этому поводу такую информацию:

«Прокуратурой установлены многочисленные нарушения сетевым изданием media-polesye.by Закона Республики Беларусь "О средствах массовой информации". В частности, по данным прокуратуры, в ряде публикаций имелись фотографии и видео из интернет-сайтов, информационную продукцию которых суд ранее признал экстремистскими материалами, а также гиперссылки на такие сайты».

За какие фото? Какие ссылки? История, как говорится, умалчивает. Но дело в том, что до этого мы постарались удалить с сайта всё, что могло попасть в категорию «запретное». Предполагаю, что мы просто попали под каток зачисток, без всяких оснований.
Когда начались репрессии после выборов, мне позвонил замначальника ГОВД и потребовал явиться в отдел. Я ответила: «Вызывайте должным образом». Культурное обращение с той стороны быстро закончилось: «Сейчас за тобой с наручниками приеду». Я поняла, что ничем хорошим это не закончится.

Я уехала из страны. Думала, на несколько недель. Но уже четыре месяца я вне дома. Однако понимаю, что, находясь в безопасности, я полезнее.

Сейчас против нас в суд направили очередное дело, уже четвёртое. Оно сфабриковано по поводу публикации о том, как в Лунинце пьяная компания избила таксиста. Обидчика (влиятельное лицо), как рассказал таксист, даже не повезли на освидетельствование, а сам он из-за травм долгое время провёл на больничном. Потерпевшими посчитали себя милиционеры, они же свидетели, они же авторы протокола и инициаторы дела о привлечении издания к ответственности «за распространение информации, распространение которой запрещено».

Милиция нашла хороший способ выполнять план по штрафам. Даже при том, что наш сайт заблокирован. Поэтому сейчас мы думаем о том, чтобы закрыть юрлицо, и, соответственно, «кормушку» для пополнения казны.
«Готова взять людей на работу, но все боятся»
Как и многие другие независимые медиа в Беларуси, «Медиа-Полесье» продолжает работать через VPN. Посещаемость несколько упала. Тем не менее, ядро аудитории осталось. Стараемся продолжать в том же ритме. Сайт регулярно наполняется, даже в выходные дни. Хорошо работают наши страницы в социальных сетях: общее количество подписчиков – свыше 70 тысяч.

Власти продолжают искать способы нас полностью закрыть. Но благодаря грамотной техподдержке, удаётся восстанавливать работу.

Однако командный дух и саму команду поддерживать на прежнем уровне очень сложно. Мы – региональное медиа, создаём местный контент, пишем о людях Полесья. Но если раньше мы постоянно собирались в офисе редакции, то сейчас это невозможно. Приходится работать удалённо: часть команды за границей, часть – в Беларуси.

Однако «удалёнка» – не самое трудное. Сотрудники, которые работают в стране, – в постоянной опасности. Люди выгорают. Но больше всего люди боятся за свои семьи, за свою собственную жизнь. Поэтому вынуждены увольняться. И я их понимаю.
В августе 2020-го во время освещения акции в Пинске задержали нашего фотокорреспондента. Более того, когда узнали, что он из «Медиа-Полесья», его избили. Через какое-то время задержали во второй раз, и это было прицельно: люди тогда только начали собираться на площади на акцию, наш журналист даже не успел фотоаппарат расчехлить, его под руки – и увели. Повторно присудили «сутки». Решение обжаловали. Но позже парня обманом пригласили в отделение милиции – и отправили за решётку. После отсидки корреспондент уволился.

Поэтому сейчас наша команда совсем небольшая. Я готова брать людей на работу, но все боятся. Никто не хочет рисковать.
«Добыча информации – теперь действительно добыча»
Раньше чиновники говорили, что мы очень полезны, даём много сервисной информации. Те же милиционеры, которые за мной с наручниками ехали, до этого просили что-то опубликовать… Когда начали зачищать национальные СМИ, мы понимали: дойдёт очередь и до нас.

Сейчас с информацией тяжело. Корреспондент пришла в пинскую школу сфотографировать «последний звонок», её не пустили. Сказали: «Для "Медиа-Полесья" ничего не даём». Добыча информации – теперь действительно добыча.

Но у нас очень благодарная и неравнодушная аудитория! Много информационных поводов дают читатели, присылают нам фотофакты. Но чаще всего при этом просят не указывать их фамилии. Пишем о проблемах, и их решают, то есть по-прежнему выполняем функцию журналистики: быть трибуной для простых людей.
«А не напишешь ли ты о них чего плохого!»
Власти давят на региональные СМИ, чтобы ни в стране, ни за рубежом не знали, что регионы тоже не спят. Вспомните, какие были акции протеста по всей стране, и в Пинске в частности.

Региональные медиа – источник информации и для национальных ресурсов. Это раньше порталы могли отправлять в регион несколько человек для подготовки материала. А теперь? Сейчас остался только обмен информацией. О событиях и о людях из регионов страна узнаёт благодаря нам.

Региональным журналистам работать значительно тяжелее. Потому что мы узнаваемы. Ты заходишь в какое-то учреждение даже по личным делам, и все напрягаются. А не напишешь ли ты о них чего плохого!

Недавно наша корреспондентка описала историю, с какими бюрократическими препятствиями столкнулась в ЖКХ в поисках нужного договора. Сейчас в структуру едет вышестоящая комиссия, а в ЖКХ проклинают журналиста, рассказавшего о ведомственном безобразии.

Нам, журналистам, которые теперь выступают не только интервьюерами, но и интервьюируемыми, часто задают вопрос: а что дальше? Как жить? Что нужно делать?

На этот вопрос очень чётко ответила моя землячка Оксана Добриянец, с которой встретились за пределами Беларуси. Она сказала: «Займитесь здоровьем. Оно нам очень понадобится, когда начнём отстраивать новую Беларусь».
Фотографии: личный архив Светланы Гарды